Игорь Джадан (igor_dzhadan) wrote,
Игорь Джадан
igor_dzhadan

Category:

Свобода воли и причинность

Поговорим о причинности. Задача предсказания будущего требует от разума умения выводить его из прошлого и "настоящего" (являющегося на самом деле ближайшим к нам прошлым) путём дедукции. Обратная процедура мыслестроительства прошлого из настоящего или из гипотетического будущего является редуктивной. Редукция отличается от дедукции своей направленностью во времени, но не всегда, когда возможна дедукция, возможна и редукция, и наоборот.


Очевидно, однако, что подобные операции требуют разделения выводимого (дедуктива) и выведенного (дедуктата). Отличаются они, прежде всего своим временным планом: выводимое (дедуктивное основание или дедуктив) наш разум располагает в условном прошлом, а выведенное (дедуктат) – в условном будущем. В традиционном языке принято называть выводимое причиной, а выведенное – следствием. Из изложенного понятно, что следствие не может располагаться во времени ранее своей причины, иначе бы мы должны были бы поменять их наименования. Также очевидно, что следствие не может располагаться во времени одновременно с причиной, иначе теряется прагматическая ценность введённых понятий для процесса предсказания, ведь смысл введения понятий "причина" и "следствие" состоит в упорядочивании этого процесса. Очевидно, что эти условия могут быть выполнимы только тогда, когда причина и следствие – суть события, то есть такие явления, которые могут быть привязанными к точкам временной последовательности и пространства.


В то же время в рамках наших моделей причины и следствия, как и сами события, выступают в очищенной от привязки к конкретному времени форме. Так в рамках теории цветовых ощущений мы можем говорить о причинах возникновения таковых без уточнения, к какому времени и месту и индивиду наши утверждения относятся. Мы также можем рассуждать о причинах шизофрении вообще, а не по отношению к конкретному пациенту. Однако, мы не забываем и о том, что конечная цель наших усилий, не закон сам по себе, а – прогноз, в котором причина и следствие обретут темпоральный план. Другими словами, кроме констатации закономерности нам ещё предстоит провести связь между комплексом наших ощущений и дедуктивным основанием. 


Как видим, причина и следствие появляются внутри наших моделей в качестве противоположных концов дедуктивно-редуктивных цепочек, но только в том случае, когда им можно придать пространственно-временное содержание, то есть, связать с реальностью, данной нам в непосредственных ощущениях. Когда же этого нет, как, например, в случае чисто математических дедуктивных построений, бессмысленно говорить о причине и следствии в плане решения той, задачи, для которой эти понятия собственно, и вводились – задачи прогноза.


Но, как мы знаем, любые наши представления отличаются от реальности, а значит любая наша модель не в состоянии помочь нам делать предсказания с абсолютной точностью. В связи с этим перед нашим разумом стоит задача объяснения отклонений в поведении реальности от "закономерности", вернее – от предсказаний наших моделей. Наш разум даёт нам несколько объяснений. Первое объяснение - незнание нами точных начальных параметром "причин", в связи с чем и точное знание "следствия" оказывается невозможным даже при наличии в руках точной модели. Так, даже самая строгая модель, такая например, как модель гравитационного взаимодействия Эйнштейна будет делать ошибки расчёта полёта космического корабля, связанные с невозможностью абсолютно точно установить данные о его массе и начальной скорости. Если эти ошибки измерения носят не систематический, а случайный характер, наш разум не нуждается в ведении дополнительной причинности для их описания, кроме нашего незнания. Поэтому мы говорим, что "причина" отклонения поведения реального объекта от предсказаний нашей теории – наше незнание.


К ошибкам измерения нельзя отнести случай квантовой неопределенности в поведении микрочастиц, поскольку в этом случае, как показывают экспериментальные и теоретические исследования физиков, точное знание двух сопряженных параметров частицы, скорости и местоположения, принципиально невозможно. В результате наша модель носит с самого начала вероятностный характер, и поэтому непредсказуемость движения микрочастиц не является отклонением от предсказания модели. Просто такой вероятностный характер носит сама модель.


Впрочем, некоторые интерпретации квантовой механики (КМ) требуют от нашего разума введения дополнительной причинности, а другие, как считают физики, – способны обходиться без неё. Например, в рамках классической или боровско-копенгаагенской интерпретации КМ предполагается, что частица, до этого размазанная в виде волновой функции по всему пространство-времени, при вмешательстве внешнего наблюдателя, который ставит макроскопический прибор наблюдения на её пути, - "схлопывается", и регистрируется нашими чувствами или приборами регистрации в виде вспыхнувшей точки на экране или другом приборе. Таким образом, для появления "следствия" (в виде события регистрации) в данном случае, кроме физической причины (частицы) необходимо активное вмешательство наблюдателя со своим прибором. Другими словами, наблюдатель тут – одна из причин попадания частицы туда, куда она попадает.


В то же время приверженцы другой интерпретации КТ – многомировой интерпретации Эверетта – считают, что в квантовой механике можно обойтись без введения внемикрофизической причинности. Они отрицают мгновенное схлопывание частицы из размеров вселенной в точку и толкуют появление у частицы при регистрации точечных координат, как следствие онтологического расщепления мира на бесконечное множество миров. В каждом из них частица находится в другой точке вселенной. Таким образом утверждается, что "на самом деле" никакого вмешательства наблюдателя не происходит, а просто полная физическая картина может быть получена лишь после суммирования всего множества параллельных миров между собой. Исключено вмешательство наблюдателя и в рамках рязановской или московской интерпретации КМ, где частицы движутся в подобии хаотического броуновского движения, как вдоль так и против оси времени. При всем при этом выбор интерпретации никак не влияет на предсказания квантовой теории. Таким образом, вопрос о том, существует ли внефизическая причинность, в рамках квантовтой физики может быть решен произвольным выбором интерпретации.


Совершенно иная ситуация складывается в теории сознания и психологии. Здесь пока не существует моделей, которые позволяли бы уверенно предсказывать поведение человека и ход его мыслей. В такой ситуации любая дедуктивно-редуктивная цепочка не позволяет надеяться на адекватное предвидение будущего даже при точном знании всех регистрируемых параметров. Соответственно, может быть два объяснения этим расхождениям. Во-первых, можно предположить наличие скрытых параметров, которые управляют человеческим поведением, но которые до сих пор остаются недоступными для наблюдения. Действительно, год от года появляются все новые методы исследования работы мозга в реальном времени, дающие возможность всё более точно предсказывать действия и мысли индивидуума. Это даёт основание надеяться, что по мере углубления исследований будут выявляться все новые параметры, и все новые физиологические причины человеческого поведения. Некоторые учёные считают, что на этом пути постепенных уточнений и совершенствований нет никакого принципиального препятствия. Таким образом, ситуация сводится к психомеханике, когда связь причины и следствия принципиально установима, хотя бы и в виде вероятности, и остаётся лишь техническая работа по её выявлению.


Другая классическая точка зрения состоит в полагании наличия у человеческого разума свободы. По-сути, свобода воли – это универсальная причина в том случае, когда речь идет о психике и поведении в том случае, когда никакие из известных закономерностей не работают. Но насколько ценной может быть понятие свободы воли для решения задачи предсказания? В отличие от закона, зафиксированного в структуре модели, полагание наличия свободы воли само по себе не ведёт к построению прогноза. Оно лишь указывает на ограниченную применимость модели, - то есть закономерности – по отношению к человеческому сознанию. Свобода воли, как основание для дедукции, бесполезна, однако сама возможность редукции события к свободе воли позволяет нам видеть мир в большем многообразии его проявлений.

Навеяно readership тут и тут
Tags: Теория сознания, Философия
Subscribe

  • Русская правда - теперь и на телеканале!

    На телеканале "Царьград" наш соратник Игорь Кимаковский, вернувшийся из украинского плена полгода назад, начал вести новую программу…

  • По поводу обменов из первых уст

    "Достичь договорённости по обмену не удалось из-за отсутствия у Украины желания договориться по процессуальной очистке людей, которые должны…

  • Политузники Украины

    Наш товарищ, самый пожилой и уважаемый в Харькове политзаключённый Мехти Логунов обратился из тюрьмы с обращением. Вот оно: Обращение узника…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • Русская правда - теперь и на телеканале!

    На телеканале "Царьград" наш соратник Игорь Кимаковский, вернувшийся из украинского плена полгода назад, начал вести новую программу…

  • По поводу обменов из первых уст

    "Достичь договорённости по обмену не удалось из-за отсутствия у Украины желания договориться по процессуальной очистке людей, которые должны…

  • Политузники Украины

    Наш товарищ, самый пожилой и уважаемый в Харькове политзаключённый Мехти Логунов обратился из тюрьмы с обращением. Вот оно: Обращение узника…